Lost. DoubleWA?

Объявление

Добро Пожаловать в Lost. DoubleWA?

28 august 2017 - пару событий в теме объявлений. Также прошу заметить, чтобы были почищены пустые аккаунты или те, кто долго не появлялся без анкеты.
17 august 2017 - спасибо ребятам, которые проявили интерес к проекту, а у нас на повестке дня несколько новостей, которые вы можете почитать в данной теме.
28 jule 2017 - нас прибавилось (спасибо пиару и вообще всем спасибо) , пока что мы медленно, но уверенно знакомимся, обсуждаем и решаем важные моменты. Заинтересовался, тогда айда к нам!
10 jule 2017 - сегодня начну пиарить, так что можно сказать, что мы открыты. Ура, ура, ура... Надеюсь, что дело пойдёт, потому что пыхтел я усилено. Спасибо друзьям, которые меня поддержали в этом нелёгком деле.
Подробнее »
Главный админ — Сэм. Он пока один, если вы заинтересовались ролевой, тогда пишите в гостевой или в аську 660057176 (возможны и другие средства связи).

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Lost. DoubleWA? » Прошедшее, что воссоздаёт наше будущее » 14.07.2017 | Кино в реальном времени #1.2 | S


14.07.2017 | Кино в реальном времени #1.2 | S

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

Участники эпизода:
Max Sauer и Amanda M. Pollard

Время и место действия:
14 июля 2017 года. Кинотеатр "Эл-Синема", премьера фильма.

Краткое описание задумки эпизода:
Знакомство Аманды и Максимилиана, их совместный поход на мероприятие. Подробнее »
Ранее развитие сюжета в эпизоде #1.

0

2

Тихо выстукивая костяшками пальцев по деревянному подлокотнику кресла какой-то незамысловатый, но надоедливый мотивчик Макс наблюдал за снующими из стороны в сторону людьми, про себя рассуждая о том, что разнообразные закрытые кинопоказы и другие культурные мероприятия изначально в его программу не входили. Подписываясь на командировку по обмену опытом и прибывая в эту холодную, буквально пропитанную сыростью страну, по крайней мере, мужчина всегда ощущал себя здесь некомфортно, он никак не планировал походы в кино. Это было так... так непрофессионально, если не сказать - глупо.
- Но мы же должны налаживать с ними хорошие отношения, - резко обрывал он сам себя и приветливо жал руку очередному знакомому, все знакомство с которым состояло в обмене парой незначительных фраз день ото дня, несколькими кивками в коридоре и именем, которое постоянно терялось в память, но вертелось на языке. - Как его там? Чарльз? Ах нет, простите, Джордж. Боже, ну и имена у них.
Нет, не то что бы Максимилиан был снобом и, упаси боже, шовинистом. Просто ему было не комфортно в окружении этих джентльменов, выросших в чуждой для него культуре, а подобное редко поднимает настроение. Кроме того, легкий акцент с головой выдавал в нем чужака, а он и не хотел с этим что-либо делать. Выше головы не прыгнешь, а научившись чисто выговаривать некоторые звуки англичанином не станешь. Впрочем, Макс и не собирался сойти в этом городе за своего, но порой иная языковая картина мира значительно осложняла дело из-за стереотипов ли или из-за менталитета обитателей этих островов.   
А сам ты, Максимилиан Зауэр, как бы отреагировал на незнакомца, мешающего в своей речи английский и немецкий на улице перед своим домом в пригороде Берлина? В месте, где все друг друга знают, где семьи живут в одних и тех же фамильных гнездах поколениями? Наверняка ты бы счел это происшествие нарушающим ритм твоей размеренной, устоявшейся жизни. Так что довольно стереотипов. Это так непрофессионально.
- Andere Länder, andere Sitten. – Пришел к выводу мужчина и, кивнув очередному знакомому, чье имя он даже не пытался вспомнить, углубился в изучение толпы, отметив про себя, что для закрытого показа здесь мелькает на удивление много людей. Какие-то важные джентльмены, которым он еще не был представлен, пара людей, всем своим видом кричавших, что они деятели искусства, бизнесмены и политики. Стандартный набор для мероприятия высшего класса с показными улыбками, блеском и разговорами ни о чем.
Только почему-то не покидает чувство тревоги от того, что происходит на периферии зрения. Неприятное мельтешение, возня. Как будто радушный хозяин пытается за приятной улыбкой и блестящим фасадом скрыть хаос, творящийся на кухне и протекающие трубы в подвале. Неприятное такое мельтешение, поневоле цепляющее внимание. То тут, то там, перебегая из коридора в коридор, непримечательные люди делали свою работу, на которую и были наняты. Но, черт возьми, обычно на светских приемах мельтешение побочного персонала было не столь вызывающе заметным. Пара официантов в зале, негромкая музыка, приятное освещение, скрывающее неприятные тени. Не тот уровень? Не то мероприятие? А может просто Макс стал параноиком в этом угрюмом городе?
Где-то здесь в толпе должен быть его сопровождающий, о котором его предупреждало руководство НИС. Они должны были встретиться через пять минут в холле кинотеатра, но Зауэр приехал раньше, чем пока не представленный ему новый знакомый. Сказывалась привычка, переходившая в манию – никогда не опаздывать. Опоздание смерти подобно. Опоздание – хамство по отношению к тому, кто ждет. Опоздание – это трата драгоценного времени.
- Впрочем, зная приблизительный контингент НИС, это может быть не знакомый, а знакомая, - отстранено подумал он, провожая взглядом миловидную даму, сопровождавшую очередную местную знаменитость в затянутом на горле, словно удавка галстуке странного цвета. Из-за этого лицо знаменитости приобрело интересный красноватый оттенок и выражение жабы, которая вот-вот лопнет. А вот девушка была красивой и как раз в его вкусе.
Впрочем, сначала работа, потом игра. Как бы не была красива леди, на нее времени не было. Пробарабанив пальцами что-то бодрое и маршевое, мужчина встал и направился в сторону прибывающих гостей. Как раз пришло время встречи с сопровождающим. Нельзя заставлять себя ждать.

+4

3

внешний вид

черное платье до середины икр без рукавов, но с высоким горлом, приталенный пиджак поверх; небольшой клатч [ключ от дома, телефон, полицейский электрошокер], волосы собраны в высокую прическу.

Аманда провела у зеркала добрых двадцать минут. Это ровно на девятнадцать минут больше того времени, что она тратила обычно.
Закрытый кинопоказ, как любопытно. Аманда не любила подобные мероприятия, не любила людей, которые там крутились и уж точно не любила, когда ее приставляли к каким-то «большим дядечкам сверху» провожатой. Она ведь уважаемый в группе человек, она служила в полиции двух крупных городов и… И что? И к чему она теперь пришла? Расправляла ладонями костюмы, висящие на плечиках и вслух рассуждала – что лучше? Платье? Брюки и пиджак? Но ведь это всего лишь кино – тогда, может джинсы? Юбка? Черт. Что она вообще там забыла? Идет смотреть кино? Охраняет этого парня? Служит ему красивым – или не очень –  дополнением? Она должна говорить с ним о чем-то отвлеченном или можно о работе? И самое главное – нужно ли с собой оружие? А документы? Дважды черт. Нет, трижды.

Несмотря на ощутимую проблему с гардеробом и недопонимание приказа, Аманде все-таки удалось не опоздать, поднимаясь по ступеням без пары минут до назначенного времени. Опоздать было бы фатальной ошибкой, даже если не принимать во внимание все эти забавные слухи и домыслы по поводу мнимой коллегами чопорности и щепетильности гостя. Опоздание было бы дурным тоном, а кто знает, насколько сильно аукнется подобная оплошность на карьере. Как говорится, ну его.
Словом, о своем спутнике на сегодняшний вечер Марджи знала совсем немного – точнее, ей рассказывали довольно-таки много всего, а она даже честно пыталась запомнить. Но по итогу в памяти отложилось имя, внешность с фотографии и тот факт, что он большая шишка и работает с Потерянными. Кажется, все. Не густо, особенно для такой сообразительной девочки, как Аманда – но большую часть рассказа начальства она пропустила на собственные возмущения. Дело в том, что привыкшая к простоте и ясности быта, Аманда являла собой человека определенно если не военной, то полицейской выправки точно. И она не умела всех этих пожиманий плечами, ослепительных улыбок и прочих необходимый в свете вещей – а потому казалась белой – какая, право, забавная вышла шутка – вороной в скопище благородных джентльменов и их дам. Ее мир был за этими тяжелыми дверями. Она ведь часто на ужин ела пиццу за пару долларов. И даже не пользовалась при этом ножом. Аманда была грубым дополнением, даже до сегодняшнего дня не верившим, что подобное общество еще существует. Разве ему не место веке, этак, в восемнадцатом?
Поллард увидела его совершенно случайно в небольшой толпе у входа – как это всегда бывало на подобных мероприятиях, серые рабочие пытались направить уважаемых гостей в нужное русло и подсказать «а не пришел ли этот господин, как его, кажется, N?». Куда пройти. Где присесть. Когда начало.
Максимилиан Зауэр возвышался над толпой обывателей с видом воистину пугающим. Он был, впрочем, вполне обычным на лицо и прочую внешность, но многим выше большинства мужчин в холле кинотеатра. Пожалуй, будь они в другой обстановке, Аманда и не глянула на него. Самый обычный. Но взгляд человека, выискивающего кого-то в толпе невозможно пропустить мимо. Хоть в этом они были схожи.
— Сержант Поллард, — она подошла уверенно, протягивая руку вперед и глядя максимально спокойно. Говорила твердо, с легкой полуулыбкой и облегчением, что так быстр справила с первым пунктов: найти в толпе. Не знала, правда, что именно нужно говорить. Точнее, что можно говорить. Он должен знать, кого именно НИС прислали в сопровождение? Или не должен? Тогда может ли Аманда сказать, что из ударников? Просто это, вообще-то, секретная информация? Опять эта куча непонятный вопросов, заставляющих едва заметно свести брови к переносице. Аманда была чуть ниже ростом и даже это выдавало в ней человека действительно далекого от высокого искусства. Этакая дылда, отнюдь не отличающаяся каким-либо изяществом. Она была слишком простая даже в попытке выглядеть подобающе этому обществу, — Аманда.
Вышло странно и немного будто бы неуклюже. Вероятно, все оттого, что обстановка давила на идеально расправленные плечи своими многочисленными надо: надо улыбаться, надо быть внимательной, надо проверить обстановку, надо не ударить в грязь лицом. Словом, все это казалось жутким фарсом, и привыкшая к простоте и ясности Аманда терялась. В ее жизни были приказы, которые следовало выполнять. Все было по полочкам, идеально четко, структурированно. В жизни этих людей был показушный «блеск в глаза» и куча непонятностей. Это было дико и неправильно, но тоже частью приказа. Хоть бы это скорее кончилось.

+4

4

Подошедшая девушка представилась четко, по-военному сухо, но все равно как-то скованно. Тоже не в своей тарелке, да? Но такова работа – делай то, что приказано и терпи. Многим в этой толпе здесь не нравится, а многим здесь и не место. Но все они тут, играют предназначенные им роли. Так не лучше ли играть профессионально, чем вносить в эту суетливую гармонию нотку фальши? Ее и так много прячется за этими улыбками.
В ее движениях недоставало того изящества и показной естественности, которые так характерны для всех тех дамочек, которые обычно вертятся под ногами на мероприятиях подобного рода. Это был минус. Девушка куда органичней смотрелась бы в рядах охраны с пистолетом у пояса и в полной суровой решительности позе. Однако она не опоздала, быстро нашла Макса в толпе и выглядела приятно для глаз, даже несмотря на неудобство, которое явно испытывала. Это был плюс. Намного комфортнее играть роль светского кавалера вместе с красивой и не вызывающей раздражения дамой.
- Максимилиан Зауэр. Рад нашему знакомству, - вежливо сказал мужчина, пожимая протянутую руку. Кажется, он пропустил какое-то речевое клише, обычно произносимое при знакомстве, но понял это минутой позже, когда эту мелкую оплошность было уже не исправить.
Было приятно осознавать, что перед тобой стоит не бестолковая кукла, а профессионал своего дела, пусть и немного неуверенный из-за смены окружения. Подобный деловой подход импонировал. Четкость, ясность, дистанция, выверенные слова и жесты. Хотелось бы верить, что так и будет в дальнейшем, ведь сотрудник НИС, который бы к нему приставлен, должен был быть его сопровождающим, его охраной, а не смазливым эскортом, пищащим что-то о тряпках и погоде где-то на уровне плеча.
Забавно, все женщины, которые встречались ему до этого на жизненном пути, были маленького роста. Даже жена и та не доставала головой даже до его плеча и во время свадебной церемонии ему приходилось чуть ли не сгибаться, чтобы поцеловать ее. Впрочем, ни его, ни его супругу, которая больше походила на делового компаньона, подобные мелочи не волновали, так как с поцелуями и прочими формальностями они закончили сразу же после окончания брачной церемонии, а прочие – постоянные любовницы и случайные связи на одну ночь, больше интересовались годовым ростом счета в банке и ростом карьерным, а не высотой фигуры.
Кстати о формальностях. Раз он теперь с дамой, нужно натянуть на лицо приветливую, ничего не выражающую улыбку и играть свою роль до конца, раз уж здешнее начальство решило, что в охранники ему необходимо приставить женщину. Подать руку, пропустить даму вперед перед входом в зал, позаботиться о том, чтобы ее платье не было примято ретивой толпой, ищущей в слабоосвещенном зале свое место. Позаботиться о местах, посмотреть на время, оставшееся до начала сеанса, сесть в пол-оборота, чтобы видеть ее лицо, завести светский разговор о мелочах, которые неинтересны ни ему, ни ей, быть вежливым и изредка кивать головой, растягивая губы в полуулыбке на некоторые из ее реплик, быть предупредительным и сделать ненавязчивый комплимент внешнему виду. Разве не этого требует вежливость? Разве не так себя ведут многие в этом зале?
Вокруг Макса рассаживались люди. С одной стороны села бледная девушка с острыми чертами лица, впереди грузно опустился на кресло замеченный парой минут ранее господин в слишком сильно затянутом галстуке и сопровождающая его леди, которая так ему понравилась. Сзади доносился тихий шепот двух мужчин, обсуждавших какое-то происшествие местечкового масштаба. Скрип, шум, шорохи, перешептывания – заинтересованные и раздраженные, тихие и игривые. Мягкие тени в зале постепенно наполнялись голосами рассаживающихся людей. Зал постепенно наполнялся интригами, интересом и ожиданием.
- Как думаете, этот фильм стоит времени, которое мы на его потратим, фрау Поллард? – Потерев пальцами подбородок, Макс чуть привстал, усаживаясь поудобнее. В нос ударил тонкий запах духов тот незнакомки, которая ему так понравилась. Что-то неуловимое с запахом бергамота и нотками чего-то еще, интригующего и интересного. Он мог видеть изгиб ее изящной шеи и обвивавшую ее нитку жемчуга, ворот атласного платья цвета свежей листвы, мелкие родинки на белой коже, пару рыжеватых локонов, выбившихся из сложной, высоко поднятой прически. И все это в мягких полутенях освещения и с запахом бергамота и интриги.
На краю сознания мелькнула и пропала так и не сформировавшись мысль о том, что направление его мыслей уходит далеко в сторону от трезвого расчета и холодной логики. Он смотри не на ту даму, резко одернул себя Зауэр. Вести себя подобным образом - непозволительная роскошь.
- Было бы неприятно, если бы вас, да и меня тоже, отвлекли бы от важной работы ради чего-то заурядного. – Очередная ничего не значащая улыбка мелькнула на губах, но Макс прекрасно знал, что его холодные, пронзительные глаза не улыбались. Однако свою роль он играл до конца.

+4

5

Еще один яркий пример очевидной лжи, которой пропитано было все в окружающем пространстве. Аманда вежливо кивнула после состоявшегося знакомства, однако была осведомлена об имени задолго даже до выбора костюма. Такая выходит чепуха. В другой обстановке, менее напыщенной, у них, возможно, вышло как-то более удачно.
За эту короткую прогулку из холла в зал, Аманда поняла две вещи. Во-первых, платье было прекрасным выбором, хоть с этим она попала. И во-вторых, вечер предстоял воистину тяжелый. Оказывается, в подобных местах всенепременно нужно вести этакий светский диалог, перекидываясь ничего не значащими – и абсолютно неинтересными – фразами, дежурными улыбками, принимать протянутую руку и еще куча всего неинтересно-бесполезного. Где-то на затворках сознания мелькнула мысль, что очень удачно вышло попасть на закрытый кинопоказ, а не, предположим, на званный ужин. Или в картинную галерею на выставку. Просто Аманда умела пользоваться одной вилкой, а не пятью, и точно также не разбиралась в искусстве. Тут хоть все максимально отвлеченно. Впрочем, также стал ясен выбор начальства – что эти мужланы из отдела могли предложить высокому обществу? Едва ли больше, чем это могла сделать сама Поллард, однако, в ее рукавах был один козырь – достаточно нацепить платье, легкую улыбку и вовремя звонко смеяться. Вот и все. Красивое дополнение к вечеру готово без особых затрат. Да-да, Аманда тоже была тем еще солдафоном. Но на ней, по крайней мере, неплохо смотрелось платье.
Кресло оказалось мягким. Вечер уже не так плох, верно, Эмми?
Аманда не знала, насколько их пара привлекала всеобщее внимание и смотрел ли кто-то вообще. Может, тут разглядывать соседей было неприличным. Однако, она все же не спешила исполнять свои обязанности – скорее по привычке мимолетно глянула на противоположный вход, тут же отводя взгляд. Ты всего лишь красивая спутница, помнишь? Дальше все было многим осторожнее, отвлекаясь на мужчину. Скорее бы уже началось. Можно будет помолчать.
Она подперла голову кистью как можно изящнее, чуть вытянув длинные ноги в сторону – скучающий взгляд по рядам. Дама просто заскучала, видите ее блуждающий взгляд. Дама просто заскучала – она не осматривается на предмет странных типов, о нет, никак нет. От наблюдения отвлек все тот же пресловутый Максимилиан. Слух неприятно резануло чудное обращение – до этого момента Аманда и не задумывалась о подобном. И как ей теперь обращаться к нему? Немецкого она не знала совершенно, даже каких-то банальных приставок. Было ли правильно на это витиеватое «фрау» отвечать заурядным английским «мистер»? Неприятное выходит дело, проще уже тогда вовсе не обращаться. Они еще помолчали; Аманда обдумывала ответ, Максимилиан же, вероятно, отвлекся вновь. Аманда была не против такого расклада. Все-таки, вокруг наверняка были люди интереснее. Вторая брошенная фраза четко давала понять, что отмолчаться не выйдет.
— Все происходящее и есть часть моей работы, — это было задание, приказ, если угодно. А это означало, что сегодня вечером она будет не тыкать мордой очередного дебошира и несогласного в асфальт, а всего лишь тихо-мирно посмотрит фильм. Разница была небольшой – усилий на это тратилось одинаковое количество. Разве что, ловить негодяев было многим приятнее, — в той или иной степени.
Зачем-то брошенной напоследок уточнение осталось без комментария. Аманда даже не удосужилась додумать, что ее могут не так понять или что-то в этом роде. Поддерживать светскую беседу она не умела – впрочем, будем честны до конца, она с трудом поддерживала и любую другую, даже более дружескую и теплую. Наверное потому, что она больше любила (или просто предпочитала) слушать, изредка высказывая свое мнение. И то, когда только спросят.
— Знаете, мой вечер уже удался – в конце концов, не каждый сержант может похвастать своим личным знакомством с Вами, — она улыбнулась, наверное, впервые искренне за весь этот вечер, хотя и была не прочь вернуть Зауэру его хладнокровный взгляд. Тогда бы фраза совсем окончательно превратилась в голимую лесть, а этого Аманде не хотелось. Она была и правда рада знакомству, разве что предпочла, чтобы оно проходило в иной обстановке. В офисе, скажем. И даже все эти многочисленные «но» не могли испортить впечатления. И пусть не в привычках женщины было трепаться о работе, знакомствах и всем таком прочему, однако это желанное «ты здесь потому, что ты лучшая» грело душу. Душу закоренелой идеалистки. Сильнее, выше, быстрее – иначе никак, — так что, уверена, все в любом случае завершится прекрасно. Дурные фильмы за закрытыми дверями не показывают.
И кто бы только знал, насколько же трудно давались все эти нейтрально-сложные предложения человеку, обычно изображавшему камень. Неимоверное испытание – строить из себя кокетливую болтушку.

+3

6

- Ваша работа - забота о моей скромной персоне, как я понимаю, - он лишь сдержано кивнул, обозначая тем самым, что о статусе собеседницы и специфике ее работы он в полной мере был осведомлен заранее. 
В конце концов, было бы странно, если бы НИС приставила бы к нему охрану, не уведомив его о том, что сотрудник непременно будет компетентным и высококвалифицированным специалистом, за спиной которого он - важный гость этого сырого города, будет находиться в полной безопасности, словно в родном доме. Однако было бы также странно, если бы Зауэр с самого начала был в восторге от этой идеи, от которой изрядно тянуло чьей-то разыгравшейся паранойей. Он взрослый мужчина, но не такой уж и важный персонаж, чтобы быть объектом чьей-либо угрозы. Он не беспомощен, чтобы ему требовалась нянька, не страдает от отсутствия опыта посещения подобных мероприятий. Подобная забота казалась ему излишней, если не сказать, что довольно неудобной, о чем он не забыл упомянуть в разговоре с начальством. За всю свою жизнь он как-то обходился без подобного эскорта и не планировал вообще получать подобный опыт. Однако опыт – вещь хитрая, хочешь не хочешь, а получишь; иногда, словно мешком с песком по голове, а иногда и с помощью небезызвестных грабель. 
Радушно улыбнувшись проходящему мимо него знакомому из категории "полезные связи" - у него была целая когорта подобных улыбок на все случаи жизни - мужчина сдержано кивнул на улыбку собеседницы, которая, оказывается, умела не только изображать солдата на посту, но и быть очень милой молодой девушкой. Приятно, когда видишь в собеседнике хотя бы каплю настоящих эмоций. Вдвойне приятно, что несмотря на обстановку девушка умеет взять себя в руки и отработать свою роль. В душе появляется даже намек на нечто, похожее на гордость за столь быструю адаптацию. Видимо, не зря послали именно ее.
- А может, среди ударников просто дефицит красивых девушек, - подумал он. Последняя мысль Макса изрядно насмешила, благодаря чему юная фрау удостоилась куда более теплой улыбки, чем те, которыми он ее одаривал в последнее время. Право, она так старалась изображать светскую даму, хотя и не всегда справлялась с этой маленькой игрой, что заслужила что-то помимо сухих, как прошлогодние галеты, фраз. 
- О, поверьте, большинство дурных фильмов я видел именно за закрытыми дверями. В подобных местах принято восхищаться арт-хаусом, нестандартными поворотами сюжета и необычными ракурсами. - Губы изогнулись в ироничной и острой усмешке, когда мужчина вспомнил, как вынужден был целых полчаса обсуждать с манерным эстетом прелести фильма, вся ценность которого состояла в трясущейся камере и резких звуках. У Макса тогда дико болела голова от этой какофонии, но эстет был важной шишкой в правительстве, поэтому они долго и с упоением разбирали, как искусно режиссер использовал светотени, чтобы подчеркнуть внутренний конфликт главной героини. И прочая витиеватая чепуха, место которой на помойке или в журнале для снобов. - Но не переживайте, скоро погаснет свет и можно будет прекратить делать вид, что наша беседа чего-то стоит. Кроме того, от вас никто не потребует ничего сверх того, что вы уже сделали, так что, как только погаснет свет, можете вытянуть ноги и усесться поудобнее, в темноте никто ничего не увидит.
Он говорил негромко, прекрасно зная, что в такой большой толпе всегда может найтись место чьим-то любопытным ушам, но достаточно иронично и с явной теплотой в голосе, чтобы не обидеть собеседницу. Это было даже забавно - играть на публику, играть перед публикой, играть с партнером и с самим собой. Давненько ему не приходилось притворяться так открыто, с полным осознанием того, что все происходящее вокруг фарс, такой же, как сидящая перед ним женщина в элегантном черном платье, вместо формы и тяжелых армейских ботинок. Еще реже ему приходилось намеренно нарушать правила игры, позволяя собеседнику ломать установленные обществом рамки так, как ему самому вздумается.
Обычно на светские мероприятия его сопровождала жена, умевшая подать себя так, словно она королева на балу в свою честь или вышколенные любовницы, которые возвели подобную игру в ранг профессии. С женой все было просто, потому что они могли часами обмениваться ироничными и едкими комментариями о себе любимых, друг друге и окружающих, завуалированными под непринужденную беседу. Все же неплохо, когда твой официальный партнер является хорошим собеседником и не требует от тебя любви и прочей сентиментальной ерунды, разделяя в полной мере твой здоровый эгоизм с ноткой дружеского расположения и взаимопонимания. Ну а любовницы обладали красотой, которая с лихвой компенсировала отсутствие интеллекта и скудный набор тем.
Сегодня же ему был представлен третий вариант - новичок в маленькой блестящей игре, но такой упорный и стойкий, что невольно вызывал уважение. А уважение вело к вознаграждению, которое в свою очередь должно привести к закреплению хорошего результата. Простая цепочка "стимул - реакция", как говорили господа бихевиористы. Девушка должна быть ему полезна, ведь в конце концов именно она за него в ответе. Не лучше ли, чтобы объект охраны и сам охранник были связаны чем-то куда более приятным, чем сухая формалистика приказа?
Более теплый тон и явное расположение, помощь там, где собеседник немного потерялся, и можно уже мысленно ставить себе галочку за хорошую работу. Цинично? Да. Практично? Да. Однако, искренне и с пользой для дела, ведь куда приятнее работать с симпатичным тебе человеком, который к тому же разделяет в полной мере твою симпатию к нему.
Эта мысль окончательно формировалась у него в голове, приобретая стройность и ясность долговременного плана, но еще не достаточно выкристаллизовалась, чтобы начать новый разговор, поэтому Макс счел нужным промолчать, дав своей даме возможность делать то, для чего она в этом кинотеатре и находилась - работать.
И без того приглушенный свет начал постепенно гаснуть, заставив окружающее пространство буквально вибрировать шепотами от предвкушения чудесного зрелища, которое предстояло им всем увидеть прямо сейчас. Начался показ. Впоследствии Максимилиан вспоминал, что не помнит ни единого фрагмента фильма, но в ту секунду, поймав общий настрой зала, замер, чуть наклонив голову в сторону своей фиктивной собеседницы.

+3

7

http://se.uploads.ru/6Gsdy.png

Game Master
Квест "Кино в реальном времени".
Активная роль террористической группировки, отдельных деталей и описания окружения.
p.s: на данный момент буду вести гейм-мастера со админского аккаунта, чтобы не терять времени и мне было проще координировать эпизоды.

Зал утих, волнения осели. Каждый гость приготовился смотреть результат упорной работы соотечественника, который хотел привить, если не любовь, то хотя бы снисхождение и понимание к тем, кто от части не похож на нас. Но не все разделяли эту "любовь", некоторые не хотели принимать чужих, по их мнению, которые могут угрожать существованию человечества. Потому лучше мы их, нежели со временем они нас. Время сыпучим песком скользило по циферблату чужих часов. Стрелки текли медленно, но их шаг был слышен отчётливо и громко, для тех лиц, которые пришли сюда не смотреть фильм. Они затерялись в этом расфуфыренном обществе, ведь были одеты так же как и остальные: шикарные платья, высокие причёски, выбритые подбородки и наглаженные фраки. Среди присутствующих не найдёшь их взглядом, они слились в этой толпе, в этом зале.
Фильм в самом разгаре, все увлечённо смотрят и не обращают внимание на движения, которые по сути их не касаются, да и происходят очень ненавязчиво. Группа людей с разных концов зала, по одиночке встают, одевают маски,  одни направляются к выходу, чтобы вырубить аккуратно охрану транквилизаторами и закрыть выходы снаружи, другие становятся в уговоренном месте и ожидают сигнала. Кадр на экране застыл. Резко включили свет. Много шума, вопросительных интонаций и возмущений. Этот многогранный каламбур утихомирил мужчина, который вышел перед экраном. Его лицо было прикрыто маской, а в руках он держал автомат.
- Дамы и господа, прошу сохранять тишину, потому что излишняя эмоциональность может повлечь за собой последствия, например взрыв здания или жертвы иным путём...
Он говорил спокойно, достаточно чётко и непринужденно, будто это самое бытовое дело и ничего противозаконного он не делает. Если немного осмотреться, то по углам стояли другие мужчины и женщины, на лице которых тоже была маска, а в руках было то или иное оружие.
- Пожалуйста без паники, однако мы заминировали кинотеатр. У меня будет просьба, никому не делать резких движений и сдать все свои мобильные телефоны моей прекрасной спутнице и её друзьям.
Его взгляд был направлен на господина мэра с его супругой. Он кивнул в его сторону одному из своих ребят, который заставил мужчину подняться со своего места и встать возле главаря банды.
- Господин мэр, а вас я попрошу сделать со мной совместное селфи на фоне всех остальных, а также поучаствовать в видео заявлении. Хорошо, что здесь есть доступ в интернет, а у нас есть канал на youtube. Мы конечно же предупредим филиал, что за изъятие трансляции последуют жертвы. А мы же их не хотим?
Ещё одна девушка вышла с небольшой камерой и микрофоном бабочкой. Прикрепив её к мужчине, включила камеру и кивнула "начинай".
Добрый вечер. Я не скажу своё имя, но вы можете меня звать террорист номер один. Рядом со мной мэр Лост-Вва и около сотни гостей закрытого показа Самого Худшего Фильма, который только могли снять, - в его голосе было действительно огромное количество неприязни и ненависти.
Наша группа AntiLost открыто заявляет протест о мирном существовании с этими тварями, что постепенно заполоняют наше общество. Живут в наших домах, работают на наших работах, дышат с нами одним воздухом. Бррр...
В общем, вот что я хочу сказать... - он поправил маску и оглядел присутствующих, - убивать вас всех сразу не интересно, однако держать в волнении самое оно. Наше главное требование, это предоставление списков Потерянных. За каждых пол часа тягомотины, мы будем отстреливать по одному гостю. Спустя два часа, мы взрываем это место к чертям!!! - в зале разразился его сумасшедший смех, полный безумия и равнодушия к человеческой жизни.

Неописанные действия:
- Дверь в комнату с прожектором была взломана и Веру Линн, тоже вырубили транквилизатором.
- Полицию о случившимся уведомили практически на второй минуте трансляции.
- Одна дверь с зала не закрыта.
- Девушку, которая собирала телефоны отвлекли и она на минуту потеряла из виду на ком остановилась в прошлый раз.
- двое при выходах (главный и чёрный), но есть служебный, который остался без присмотра. Один отключил Веру и стоит на стрёме у входа в кинотеатр. Две девушки в зале, главарь и два чувака (один помогал с телефонами, другой помогал главарю) т.е. всего восемь террористов.


Последующее развитие сюжета в эпизоде #3.

+4


Вы здесь » Lost. DoubleWA? » Прошедшее, что воссоздаёт наше будущее » 14.07.2017 | Кино в реальном времени #1.2 | S